Валерьянница

Есть женщины, подобные Рапунцель. Их жизнь сложилась так, что свою радость, молодость, красоту, домовитость или лёгкость – все свои «ресурсы», как сейчас принято говорить, они отдают одному единственному человеку – своей матери.

Совершенно разные, но в чём-то похожие истории, суть которых неизменна: женщина заточена в башне из одиночества, страхов, тоски, апатии, вины или стыда, её внутренний диалог с Матерью, Великой и Ужасной, никогда не заканчивается.

Рядом с такими женщинами время словно бы останавливается, но не в сладкой изнеженной дрёме итальянской сиесты, а в тихой кладбищенской отдалённости – отделённости от мира.  Такие женщины всегда одиноки: даже если рядом есть мужчина, он слишком опустошён, депрессивен или зависим, чтобы смочь противостоять этому не существованию.

Не существованию, в котором под коконом стыда, вины и страха туго сжатая пружина, раскрутить которую, равнозначно решению Рапунцель всё-таки предать мать и впустить в свою Башню (жизнь, сердце, душу) мужчину. Доверится ему и уйти. Не за ним и для него, а от матери и из Башни.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.