вызываю огонь на себя

Когда кто-то большой, априори сильный, от которого зависит твоя жизнь оказывается маленьким, непредсказуемым, неустойчивым или слабым, это страшно. Реально страшно. Особенно если тебе всего восемь, хотя и в тринадцать тоже страшно, чего уж там. Ребенок, чьи родители регулярно попадают в переделки: исчезают надолго, болеют сильно, ночуют в отделении милиции, приходят домой битыми или без денег, одежды, без воспоминаний, такой ребенок быстро учится выделять малейшее напряжение в их поведении, малейшее сейчас-что-то-случится и реагировать на упреждение. Он будет пытаться сглаживать, смягчать, отвлекать, компенсировать. Будет добрым и послушным, чтобы лишний раз не беспокоить, успешным, чтобы было чем гордится, сильным — чтобы было на кого опереться.
И бесконечно выносливым, конечно, потому что нужно быть очень выносливым, чтобы выдержать аффективную реакцию взрослого человека. Но ведь это шанс, да, реальный шанс: если папа отвлечется на меня, то он не будет бить мать вечером, если мама четыре часа будет плакать мне о своей тяжелой женской судьбе, будет жаловаться на своего мужа — моего отца — и его любовниц, то может быть в доме еще на чуть чуть задержится хрупкая и благостная тишина, пусть прозрачная и слегка фальшивая, но такая долгожданная. Если я сейчас упрусь, вцеплюсь, выстою, если он или она вот прямо сейчас разоруться, наговорят гадостей, может быть даже ударят, то следом за этим обязательно наступит успокоение. Тогда не случится чего-то более страшного, бесконтрольного, неизвестного. Не случится.

А потом они вырастают, эти дети, а привычка бросаться грудью на амбразуру остается. И вместо того, чтобы сохранится, спрятаться, отойти в сторону, они будут бесконечно контейнировать чужую боль, горечь, ярость, эти на все готовые выносливые дети. Не просто контейнировать, а в буквальном смысле слова подставлять себя, не замечая конечно этого, объясняя себе случившееся разными понятными вещами.

И эти вечные истории:
— ты же видела, что он пришел злой?
— да.
— и ты знаешь, что это болезненная для него тема, что он точно отреагирует остро, уколет, обидит… Ударит, может быть.
— …знаю, похоже, знаю…
— и это было то самое время, когда ты решила с ним об этом поговорить?
— и это было то самое время, да. Потому что вот он пойдет сейчас злой куда-то, что-то там с ним произойдет… Потому что будет еще хуже, обязательно будет еще хуже.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.