такой любимый розовый

Она расстраивается, причмокивает полными красивыми губами, оглядывает полотно. Так и эдак поворачивает голову. Ей точно не нравится портрет, который она рисует. Высокий статный мужчина смотрит на класс живописи свысока, его фрак безупречен, губы плотно сжаты. Сын? Муж? Она снова берет кисти и смешивает краску, мазок за мазком накладывает её на холст – лицо мужчины меняет оттенки – серый, розовый, жёлтый.

Она раскатисто и слегка грассируя зовёт мастера, жалуется ему, что вот мол, не выходит подобрать цвет лица, совсем не получается. Мастер показывает и объясняет, подробно и с примерами, отчего не нужно добавлять в смесь розовый, как преломляются цвета и чем нужно пользоваться, чтобы кожа «дышала». Она кивает, сетует, что «снова сделала всё не так», задумчиво поворачивается к своему холсту и минут тридцать сосредоточенно его меняет.

Затем отходит в сторону, причмокивает полными губами, раскатисто и слегка грассируя кричит через студию. —  Агггкааааадий! У него снова гозовое лицо! – утомлённый Агкадий появляется рядом с её мольбертом, пытается снова что-то объяснить: цветопередача, — говорит он, — не нужно совсем розового.

— Агкадий, хогоший мой, я всё понимаю, — говорит женщина полными красивыми губами, — но я так люблю гозовый!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.